Настроены0 параметров

Настроить фильтр

Регион
Раздел
Подраздел
Все новости
+

Средняя стоимость строительства многоквартирных жилых домов массового спроса и цены на рынке недвижимости по регионам РФ на ноябрь 2019 года

Союз инженеров-сметчиков (СИС) подготовил справку о средней стоимости строительства многоквартирных жилых домов массового спроса и ценах на рынке жилья в регионах РФ, которую любезно предоставил в распоряжение портала ЕРЗ.РФ.

   

Фото: www.itd2.mycdn.me

        

Принятое значение 1 $ = 63,83 руб.

 

п/п

Наименование федерального округа и региона 

первая строка – в рублях с НДС 

вторая строка – в долларах США

Полная стоимость строительства жилых домов массового спроса на 1 м2  общей площади квартир жилых зданий

(для вновь начинаемых строительством)

Средние рыночные показатели предложений на первичном рынке жилья, отнесенные на 1 м2 общей площади квартир домов массового спроса

Средние рыночные показатели предложений на вторичном рынке типового жилья, отнесенные на 1 м2 общей площади квартир жилых зданий

1

2

3

4

5

I

Центральный федеральный округ

 

 

 

 

 

 

 

 

1

Белгородская область

47 590

53 385

57 122

 

 

743

823

892

2

Брянская область

37 845

38 245

40 171

 

 

591

597

627

3

Владимирская область

47 134

52 980

56 916

 

 

736

827

889

4

Воронежская область

44 754

50 564

48 587

 

 

693

790

759

5

Ивановская область

42 364

40 402

45 073

 

 

662

631

704

6

Калужская область

47 645

54 956

58 675

 

 

744

858

916

7

Костромская область

43 751

43 610

46 000

 

 

683

681

718

8

Курская область

44 217

43 494

46 726

 

 

691

679

730

9

Липецкая область

43 724

45 062

47 180

 

 

683

704

737

10

Московская область

75 756

89 580

96 568

 

 

1 182

1 399

1 508

11

Орловская область

43 917

43 044

44 852

 

 

686

672

700

12

Рязанская область

44 896

44 749

48 332

 

 

701

699

755

13

Смоленская область

43 725

43 746

44 985

 

 

683

683

703

14

Тамбовская область

44 823

43 092

47 885

 

 

700

673

748

15

Тверская область

46 366

48 229

50 844

 

 

724

753

794

16

Тульская область

50 015

52 658

62 254

 

 

781

822

972

17

Ярославская область

50 147

52 614

54 260

 

 

783

822

877

18

г. Москва

96 673

151 677

157 945

 

 

1 510

2 369

2 467

II

2. Северо-Западный федеральный округ

 

 

 

 

 

 

 

 

19

Республика Карелия

47 666

44 871

50 763

 

 

744

701

793

20

Республика Коми

55 081

55 398

58 520

 

 

860

865

914

21

Архангельская область

55 976

59 523

62 499

 

 

874

930

976

22

Вологодская область

52 666

45 993

50 683

 

 

823

718

792

23

Калининградская область

53 985

56 249

60 405

 

 

843

878

943

24

Ленинградская область

52 871

49 820

52 163

 

 

826

778

815

25

Мурманская область

52 994

50 067

55 102

 

 

828

782

861

26

Новгородская область

45 054

46 745

46 440

 

 

704

730

725

27

Псковская область

44 0-54

44 977

46 971

 

 

698

701

730

28

г. Санкт-Петербург

89 427

117 192

125 238

 

 

1 397

1 830

1 956

29

Ненецкий автономный округ

55 892

42 894

51 163

 

 

873

670

799

III

Южный и Северо-Кавказский

 

 

 

 

федеральные округа

 

 

 

30

Республика Адыгея (Адыгея)

53 549

50 343

54 022

 

 

836

786

844

31

Республика Дагестан

41 788

41 432

48 817

 

 

653

647

762

32

Республика Ингушетия

39 569

37 200

41 069

 

 

618

581

641

33

Кабардино-Балкарская Республика

43 411

40 812

45 056

 

 

678

637

704

34

Республика Калмыкия

43 666

41 051

45 320

 

 

682

641

708

35

Карачаево-Черкесская Республика

39 745

37 365

41 251

 

 

621

584

644

36

Республика Северная Осетия — Алания

41 769

39 268

43 351

 

 

652

613

677

38

Краснодарский край

47 276

52 660

64 465

 

(г. Краснодар)

738

822

1 007

39

Ставропольский край

44 099

44 769

46 949

 

 

704

698

733

40

Астраханская область

44 826

44 004

46 469

 

 

700

687

726

41

Волгоградская область

46 362

46 460

50 084

 

(г. Волгоград)

724

726

782

42

Ростовская область

54 026

56 998

62 130

 

(г. Ростов на Дону)

844

890

970

IV

Приволжский федеральный округ

 

 

 

 

 

 

 

 

43

Республика Башкортостан

58 291

65 200

67 220

 

(г. Уфа)

910

1 018

1 050

44

Республика Марий Эл

45 905

46 449

51 279

 

 

717

725

801

45

Республика Мордовия

45 011

42 105

49 039

 

 

703

658

768

46

Республика Татарстан (Татарстан)

57 069

81 570

83 790

 

(г. Казань)

891

1 274

1 309

47

Удмуртская Республика

45 017

43 790

48 865

 

 

703

684

763

48

Чувашская Республика — Чаваш республики

44 752

41 827

47 646

 

 

699

653

744

49

Кировская область

43 371

43 588

45 657

 

 

677

681

713

50

Нижегородская область

59 004

73 453

65 626

 

(г. Нижний Новгород)

922

1 147

1 025

51

Оренбургская область

43 580

41 212

47 298

 

 

681

644

739

52

Пензенская область

44 243

45 114

47 460

 

 

691

705

741

53

Пермский край (Пермская область)

49 857

53 916

57 545

 

(г. Пермь)

779

842

899

54

Самарская область

54 116

56 226

61 874

 

(г. Самара)

845

878

966

55

Саратовская область

40 307

42 656

44 448

 

 

630

660

696

56

Ульяновская область

38 403

39 657

43 372

 

 

600

619

677

57

Пермский край

**

**

**

 

(Коми-Пермяцкий автономный округ)

**

**

**

V

Уральский федеральный округ

 

 

 

 

 

 

 

 

58

Курганская область

38 387

40 034

41 679

 

 

600

625

651

59

Свердловская область

60 209

70 072

72 509

 

(г. Екатеринбург)

940

1 094

1 132

60

Тюменская область

56 369

58 421

60 086

 

 

880

912

938

61

Челябинская область

39 496

40 412

41 462

 

(г. Челябинск)

617

631

648

62

Ханты-Мансийский автономный округ — Югра

62 180

66 030

76 084

 

(г. Сургут)

971

1 031

1 188

63

Ямало-Ненецкий автономный округ

67 492

75 420

86 299

 

(г. Салехард)

1 054

1 178

1 348

VI

Сибирский федеральный округ

 

 

 

 

 

 

 

 

64

Республика Алтай

44 747

49 491

52 676

 

 

699

773

823

65

Республика Бурятия

42 984

39 508

44 075

 

 

671

617

688

66

Республика Тыва

41 401

38 922

42 970

 

 

647

608

671

67

Республика Хакасия

43 723

42 894

46 914

 

 

683

670

733

68

Алтайский край

45 068

44 757

48 252

 

 

704

699

754

69

Красноярский край

48 171

55 672

60 386

 

(г. Красноярск)

752

869

943

70

Иркутская область

47 918

58 615

61 163

 

(г. Иркутск)

748

915

955

71

Кемеровская область

44 783

43 524

46 944

 

 

699

680

703

72

Новосибирская область

52 652

60 271

68 358

 

(г. Новосибирск)

822

941

1 068

73

Омская область

42 342

42 402

46 506

 

(г. Омск)

661

662

726

74

Томская область

48 921

52 180

57 148

 

 

764

815

893

75

Забайкальский край (Читинская область)

44 807

45 941

48 388

 

 

700

715

756

76

Забайкальский край

42 839

41 011

45 276

 

(Агинский Бурятский округ)

669

640

707

77

Красноярский край

36 711

35 624

39 328

 

(Таймырский Долгано-Ненецкий район)

573

556

614

78

Иркутская область

37 370

36 082

39 835

 

(Усть-Ордынский Бурятский округ)

584

564

622

79

Красноярский край

38 054

35 775

39 496

 

(Эвенкийский район)

589

557

614

VII

Дальневосточный федеральный округ

 

 

 

 

 

 

 

 

80

Республика Саха (Якутия)

66 221

72 767

77 564

 

 

1 019

1 136

1 211

81

Приморский край

69 865

102 113

112 728

 

 

1 091

1 595

1 761

82

Хабаровский край

65 616

73 335

79 565

 

г. Хабаровск

1 025

1 145

1 243

83

Амурская область

58 069

54 592

60 883

 

 

907

853

951

84

Камчатский край (Камчатская область)

52 326

57 736

65 203

 

 

833

902

1 018

85

Магаданская область

43 178

48 923

54 009

 

 

674

764

843

86

Сахалинская область

62 536

58 792

65 588

 

 

977

918

1 024

87

Еврейская автономная область

51 395

48 317

55 665

 

 

803

754

869

88

Камчатский край (Корякский автономный округ)

54 649

49 454

51 564

 

 

853

772

805

89

Чукотский автономный округ

55 892

40 034

51 990

 

 

873

625

812

Российская Федерация, в среднем

50 045

54 080

60 375

782

845

943

     

Фото: www.i.kapital.kz

      

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Показатели приводятся в рублях на 1 м2 общей площади квартир жилых зданий с учетом НДС.

2. Под жилыми домами массового спроса понимаются крупнопанельные и объемно-блочные жилые дома типовых проектов (модернизированных серий) высотой 9-16 этажей, Монолитные жилые дома с навесными трехслойными панелями (т.н. «сборно-монолитные»), а также Монолитные жилые дома (монолитный каркас) с ограждающими конструкциями из блоков (газобетон и т.п. с утеплителем).

3. Показатели себестоимости строительства и цен первичного рынка приводятся с учетом простой базовой отделки (окраска, обои, разводка, установка ПДУ, паркет березовый, линолеум, газовые или электроплиты, лифты и т.п), наружных сетей и благоустройства (относимых на сметную стоимость дома), а также среднего уровня прочих работ и затрат застройщиков в процессе подготовки строительства, производственного цикла и сдачи дома, в том числе среднего уровня отчислений инвесторов (застройщиков) на развитие инфраструктуры.

Учитывая, что многие жилые дома вводятся в эксплуатацию без отделки квартир, поквартирной разводки систем горячего и холодного водоснабжения, установки предметов домоустройства (сантехнические приборы, плиты и т.п.), для получения показателей без отделки, приведенные данные могут быть уменьшены на 6—8%.

При размещении в жилых зданиях встроенных или пристроенных предприятий (организаций) торговли, общественного питания и коммунально-бытового обслуживания показатели рассчитываются только для жилой части здания.

   

Фото: www.finobzor.ru

   

СРЕДНЯЯ ОБЩАЯ И ЖИЛАЯ ПЛОЩАДЬ КВАРТИР, КВ. М

Тип дома

Однокомнатные

Двухкомнатные

Трехкомнатные

общая

жилая

общая

жилая

общая

жилая

5-этажный

31

18

44

29

58

41

9- этажный

32

19

44

29

57

40

«сталинский»

34

19

56

34

78

52

12—16-этажный

36

20

48

30

68

44

17—22-этажный

38

19

55

32,5

75

45

    

Фото: www.fotki.yandex.ru

     

Площадь квартир следует определять как сум­му площадей жилых комнат и подсобных помеще­ний без учета лоджий, балконов, веранд, террас и холодных кладовых, тамбуров.

Общую площадь квартир следует определять как сумму площадей их помещений, встроенных шкафов, а также лоджий, балконов, веранд, тер­рас и холодных кладовых, подсчитываемых со сле­дующими понижающими коэффициентами: для лод­жий — 0,5, для балконов и террас — 0,3, для веранд и холодных кладовых — 1,0.

Площадь, занимаемая печью, в площадь помеще­ний не включается. Площадь под маршем внутриквартирной лестницы при высоте от пола до низа выступающих конструкций 1,6 м и более включает­ся в площадь помещений, где расположена лестни­ца.

Общую площадь квартир жилых зданий следу­ет определять как сумму общих площадей квартир этих зданий.

Площади подполья для проветривания здания, проектируемого для строительства на вечномерзлых грунтах, чердака, технического подполья (техни­ческого чердака), внеквартирных коммуникаций, а также тамбуров лестничных клеток, лифтовых и других шахт, портиков, крылец, наружных откры­тых лестниц в общую площадь зданий не включа­ются.

     

Фото: www.krasgss.ru

   

   

    

   

   

Другие публикации по теме:

Сметчики определили стоимость строительства МКД массового сегмента в РФ и средние цены на рынке жилья в регионах в августе

Средняя стоимости строительства многоквартирных жилых домов массового спроса и цены на рынке недвижимости по регионам РФ на август 2019 года

Минстрою поручено упростить нормативы строительства школ, чтобы удешевить их возведение

Владимир Путин: В строительстве нужно менять устаревшие правила и нормы, а также решить вопрос ценообразования

Дмитрий Волков: Трудимся над методикой адекватного отображения цен в отрасли

Сметчики разъясняют, как застройщику рассчитать степень готовности своих проектов

Стратегия 2030: специалисты обсудили вопросы развития экспертизы и совершенствования ценообразования

Утверждена методика разработки нормативов на работы по подготовке проектной документации: комментарий эксперта

Минстрой обнародовал методику применения сметных нормативов

С 2020 года вводится обязательная аттестация для сметчиков: комментарий эксперта

Владимир Якушев: От базисно-индексного определения сметной стоимости надо уходить постепенно

Эксперт Ольга Гаращенко: Актуальная информация о ценах в строительстве есть у налоговой

Мария Лазарева (АО «ЦНС»): Сметчики не всегда владеют последней информацией, поскольку она слишком быстро обновляется

+

Строительная отрасль в период пандемии: обзор делового климата от экспертов ВШЭ

Руководство Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (ЦКИ ИСИЭЗ НИУ ВШЭ) любезно предоставило порталу ЕРЗ.РФ очередной информационно-аналитический материал о состоянии делового климата в строительстве во II квартале 20209 года и ожиданиях предпринимателей на III квартал. Анализ базируется на результатах опроса Росстата, который впервые в конъюнктурных оценках респондентов за текущий год содержательно учитывает специфику событий, вызванных шоком коронавирусной пандемии.

      

Фото: www.юкщит.рф

      

В обзоре использованы результаты ежеквартальных опросов, проводимых Росстатом среди более 6 тыс. руководителей строительных организаций из 82 субъектов Российской Федерации.

  

Ключевые отраслевые тенденции:

✓  Мощное сжатие деловой активности в строительных организациях вследствие воздействия экзогенного шока, вызванного пандемией COVID-2019;

✓  Резкая негативная деформация траектории развития строительного сегмента, динамика которого последние 1,5 года и до II квартала включительно характеризовалась скромными восстановительными тенденциями;

✓  Главный композитный индикатор исследования — Индекс предпринимательской уверенности (рассчитывается в процентах как среднее арифметическое значение балансов оценок уровня портфеля заказов и ожидаемых изменений численности занятых, далее ИПУ) во II квартале по сравнению с I кварталом показал падение сразу на 9 п.п. до критических (-24%);

✓  улучшение состояния делового климата в строительном сегменте вследствие некоторого ускорения экономической активности в начале 2020 года;

✓  Главный композитный индикатор исследования — индекс предпринимательской уверенности (далее ИПУ, рассчитываемый как среднее арифметическое значение балансов оценок уровня портфеля заказов и ожидаемых изменений численности занятых, в процентах) в I квартале 2020 г. вырос по сравнению с IV кварталом прошлого года на 3 п.п. и показал лучшее свое значение за последние четыре года наблюдения (-15%);

✓  Существенное углубление в область экстремальных минимумов результативных значений большинства ключевых производственных и финансово-экономических показателей деятельности;

✓  Усиление негативного напряжения и рост пессимизма респондентов относительно краткосрочных перспектив развития, вызванный сохранением высокой степени неопределенности последствий влияния, а также длительностью развернувшихся многофакторных отрицательных пандемических эффектов.

     

Фото предоставлено компанией Брусника

    

Обобщенные сезонно-сглаженные результаты конъюнктурного обследования состояния делового климата подрядных организаций России за II квартал представляют краткосрочные оценки, отразившие первичную реакцию экономических агентов на социоэкономические эффекты деловой конъюнктуры, обусловленные вызовами пандемического шока.

Учитывая достаточно слабый потенциал деловой активности, располагаемый строительными организациями на входе в пандемическую воронку и беспрецедентность данного явления в целом, их шансы противостоять первичным и тем более последующим сопряженным негативным событиям в экономическом пространстве оказались минимальны.

Акцентированное преломление сложившейся за последние годы динамики делового климата сегмента отражает серьезно ухудшившееся значение ИПУ, который, аккумулировав пандемический характер происходящих изменений, обрушился с (-15%) до (-24%)(Рис.1).

 

Рис.1. Динамика ИПУ в строительстве (%)

Источник: ЦКИ ИСИЭЗ НИУ ВШЭЮ, Росстат

  

Следует отметить, что зафиксированный спад Индикатора по глубине просадки является абсолютным антирекордом за последние более чем десять лет, а на фоне «относительных успехов» его робкого восстановления в течение нескольких предшествующих периодов развития зафиксированные изменения выглядят особенно критично. Следует отметить, что по итогам I квартала в динамике ИПУ впервые с 2018 г. произошло заметное погашение негативных тенденций с позитивной коррекцией его значения до (-15%).

Во II квартале каждый из компонентов ИПУ — оценки портфеля заказов и ожидаемого изменения численности занятых — оказал значимое деструктивное влияние на изменение его динамики (Рис.2).

  

Рис.2. Динамика компонентов ИПУ (балансы,%)


Источник: ЦКИ ИСИЭЗ НИУ ВШЭЮ, Росстат

   

В целом, по всем ключевым производственным и финансово-экономическим показателям строительного сегмента, во II квартале по сравнению с I кварталом произошли значимые негативные изменения, выразившиеся в экстремальных обновленных значениях. 

В частности, до 45 с 38% в I квартале возросла доля предпринимателей, оценивших состояние портфеля заказов своих организаций «ниже нормального уровня». При этом доля строительных компаний, в которых развернулся процесс сокращения числа заключенных договоров, увеличилась с 26 до 30%.

Одновременно результаты обследования отразили рост нагрузки со стороны лимитирующего строительную деятельность фактора — «недостаток заказов на работы», чье влияние отметили практически 30% опрошенных респондентов руководителей против 27% кварталом ранее.

Возросла интенсивность сокращения физического объема работ, которая охватила более трети строительных фирм против 28% в I квартале.

    

Рис.3. Динамика оценок физического объема работ, числа заключенных
договоров  и лимитирующего фактора – «недостаток заказов»
(балансы,%)

Источник: ЦКИ ИСИЭЗ НИУ ВШЭЮ, Росстат

    

Пандемия коронавируса спровоцировала акцентированные изменения на рынке труда в строительстве. Адаптация к возникающим экономическим реалиям и сворачивание темпов производственной активности обусловили поиск новых оптимизационных схем и форматов функционирования, которые сопровождались внушительным сокращением численности занятых.

Так, на фоне «привычных» за последние несколько лет темпов выбытия персонала в организациях, во II квартале они возросли в два раза (баланс оценки численности составил (-16%) против (-8%) в I квартале). До 30 с 25% увеличилась доля компаний, руководители которых констатировали снижение числа занятых.

Разворачивающиеся тенденции в том числе определили негативный вектор изменений основных показателей финансового блока обследования. Тем не менее, первично-сниженные оценки респондентов, скорректировавшие результаты значений обеспеченности собственными и кредитными финансовыми средствами, а также инвестиционной активности в силу несколько запаздывающей специфики их реагирования на шоки (в отличие, например, от спроса, числа заказов и т.д.) по состоянию на II квартал не содержали в своей динамике весь масштаб последствий коронакризиса, определяясь все еще достаточно высокой инерционностью, учитывающей ранее сложившиеся отраслевые нюансы финансовой составляющей.

 

Рис.4. Динамика обеспеченности собственными и кредитными
финансовыми средствами,
(балансы, %)

Источник: ЦКИ ИСИЭЗ НИУ ВШЭЮ, Росстат

    

На этом фоне следует отметить содержательность и «оперативность» прогнозных краткосрочных оценок, максимально аккумулировавших конъюнктурообразующие COVID-тенденции по состоянию на II квартал и передавших атмосферу возросших кризисных настроений  в связи с ожиданием более полного встраивания в динамику деловой активности еще не раскрывшихся пандемических эффектов, которые с высокой вероятностью получат развитие и обеспечат неблагоприятный сценарий для сегмента как минимум в ближайшие три месяца.

  

Рис.5. Динамика ожидаемых изменений экономической ситуации, физического
объема работ и числа заключенных договоров в III квартале 2020 г., (балансы, %)

Источник: ЦКИ ИСИЭЗ НИУ ВШЭЮ, Росстат

         

Фото: www.realty.interfax.ru

       

Мнение эксперта

«Несмотря на то что экономический вид деятельности «Строительство», исходя из мнений респондентов, во II квартале погрузился в достаточно глубокую зону негативных настроений и кризиса доверия, выявленные оценки показали, что интенсивность спада практически всех основных показателей, характеризующих состояние делового климата в отрасли, заметно слабее, чем в других базовых отраслях экономики, где проводятся предпринимательские опросы, — сфера услуг, торговля и промышленность, — отметил, комментируя результаты опроса, директор Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Георгий Остапкович (на фото). — Парадоксальность данной ситуации состоит в том, что, начиная с 2014 г. и по середину 2018 г. и по предпринимательским оценкам, и по количественной статистике строительство постоянно прибывало в статусе хронического аутсайдера.

Вместе с тем, по итогам предыдущего года начали заметно улучшаться настроения респондентов. Казалось, что уже в 2020 г. строительство выйдет из своей узкой стагнационной колеи на широкую дорогу, и если и не станет основным драйвером экономики, то в лидеры войдет точно. Такую относительную уверенность давало наметившееся улучшение объемов ввода в действие объектов жилищного строительства в связи с выходом домов, заложенных после кризиса 2015—2016 гг.

Отрасль практически адаптировалась к юридической перестройке, связанной с переходом на эскроу-счета. Был найден достаточно продуктивный организационный консенсус с банками, сопровождающими строительную деятельность. Наблюдался устойчивый позитивный тренд с дальнейшим продолжением на снижение со стороны ЦБ РФ ключевой ставки и, соответственно, снижение ипотечной. В 1918—2019 гг. прекратилось падение реальных располагаемых денежных доходов населения — основных фигурантов, определяющих динамику спроса и предложения в жилищном строительстве.

Корпоративный сектор начал постепенно реализовывать идею расширения и модернизации своего производства путем ввода новых зданий и сооружений. Стабилизировались миграционные потоки иностранных «специалистов», занятых на строительных объектах по всей территории России. Уже в ближайшее время ожидался серьезный рост финансирования инфраструктурных объектов в рамках национальных проектов и, соответственно, пропорциональное увеличение объемов строительных работ.

Наконец начала показывать высокие темпы роста промышленная деятельность «производство строительных материалов». Немаловажным фактором стабилизации строительной деятельности являлись разумные организационные и финансовые маневры одного из основных регуляторов подрядной деятельности — ДОМ.РФ. В определенной степени подтверждали наметившееся улучшение предпринимательского климата и результаты опроса за I квартал 2020 г., который проводился по состоянию на конец февраля, еще практически до пересечения COVID-19 границ России.

   

Фото: www.pbs.twimg.com

    

И вот, в начале марта началась интенсивная короновирусная атака на население и экономику России, в том числе и на строительную отрасль. В итоге во II квартале практически вертикально обрушились все показатели, характеризующие строительную деятельность, в том числе и показатели первого ряда: спрос на строительные услуги (объем заказов), объемы выполненных строительных работ и финансовая составляющая (собственные финансовые ресурсы и прибыль). В результате основной композитный индикатор исследования – индекс предпринимательской уверенности упал за один квартал сразу на 9 п.п. до отметки (-24%). Данное значение ИПУ выглядит на 3 п.п. хуже, чем в эпицентре кризиса 2008—2009 гг.

И все же просадка ИПУ в строительстве была более мягкой, чем в сфере услуг, торговле и даже в промышленности. Необходимо напомнить, что строительство всегда позже других отраслей входит в постоянно повторяющиеся кризисы, но при этом и позже других выходит из данного состояния. К сожалению, подавляющее большинство позитивных составляющих, нажитых строительством за последнее время, испарилось за один квартал. Причем далеко не факт, что уже в III квартале по мере стабилизации ситуации с COVID-19 отрасль начнет показывать компенсационный рост. Хотя некоторые косвенные предпосылки для роста имеются.

   

Фото: www.rbk.ru

    

В частности, в странах ЕС, где COVID начал свою атаку на экономику на один месяц раньше, чем в России, пик спада ИПУ в строительстве пришелся на апрель-май, а в июне отрасль, по мнению предпринимателей, начала постепенно восстанавливаться (в странах ЕС подобные исследования проводятся в ежемесячном режиме). Следовательно, можно с осторожностью предположить, что процесс постепенного восстановления строительной отрасли в России начнется в III квартале.

Основной удар в строительстве во II квартале пришелся на позицию спроса на строительные услуги. Снижение спроса естественно вызвало снижение предложения. В результате ухудшилось финансовое состояние большинства строительных организаций. Последствием этих событий стало заметное снижение загрузки мощностей, а также сокращение инвестиций для модернизации основных фондов, преимущественно связанное со сжатием стимулов для расширения их потенциала из-за падения объемов заказов и интенсификации роста экономической и санитарной неопределенности. В целях минимизации финансовых издержек руководители строительного бизнеса уже начали сокращать занятость и оптимизировать фонд оплаты труда.

   

Фото предоставлено компанией Брусника

     

Снижение реальных располагаемых денежных доходов населения и переход большинства домашних хозяйств от потребительской модели поведения к сберегательной, тут же вызовет снижение объемов жилищного строительства и падение доходности у самих строительных организаций (возможно, кроме 5—10 регионов с высокодоходным населением). Уже в мае по данным Росстата объем ввода общей площади жилых помещений по сравнению с соответствующим периодом прошлого года упал почти на 25%. Даже с учетом благоприятного сценария и начала восстановительного роста в III—IV кварталах годовые потери жилищного строительства в текущем году составят примерно 10%.

Корпоративный сектор, один из основных инвесторов строительной деятельности, в условия повышенной негативной экономической и санитарной турбулентности, как правило, сразу же сокращает горизонты стратегического планирования своих предприятий и начинают оптимизировать текущие и ожидаемые финансовые издержки. В первую очередь это сокращение численности занятых и выход из новых высокозатратных проектов, включая строительные (если они, конечно, не жизненно необходимы для функционирования предприятия).

    

Фото: www.vladtime.ru

     

Как поведет себя государство с реализацией предусмотренных на ближайшую перспективу крупных дорогостоящих инфраструктурных национальных проектов, большой вопрос. И все-таки, сегодня главная проблема для бюджета страны — это поддержка занятости и доходов населения. Учитывая возможные серьезные финансовые затраты на указанные мероприятия, вполне вероятно будут частично секвестрированы капительные вложения в инфраструктуру.

Все перечисленные изменения в моделях экономического поведения основных инвесторов строительной деятельности наверняка негативно отразятся на снижении деловой активности самой строительной отрасли. В итоге те позиции спроса и предложения, а также финансовое состояние отдельных компаний и отрасли в целом, которое было разрушено за три-четыре месяца, придется восстанавливать при консервативном сценарии год-полтора.

   

Фото: www.sotsproekt-ryazan.ru

     

Следует отдавать себе отчет, что для компенсационного роста строительной отрасли необходимо не только устранить возникшие диспропорции между спросом на строительные услуги и их предложением, а также добиться улучшения финансового состояния строительных организаций и роста их доходности, но и преодолеть все барьеры, которые наверняка возникнут в результате повышенной экономической турбулентности. Например, исходя из обобщенных предпринимательских мнений, во II квартале заметно увеличилась доля организаций, которые оценочно можно отнести к предбанкротным — 22% (в IV квартале 2019 г., доля таких организаций составляла 18%). Не исключена вероятность, что это явление продолжится и в ближайшее время. Наверняка мы увидим судебные разбирательства по банкротствам и дефолтам организаций, а также различные слияния и поглощения.

В принципе, в условиях рыночной экономики банкротство слабых в финансовом отношении структур и неэффективных организаций — это не самый худший экономический сценарий. По данным Росстата за январь-апрель 2020 года в строительстве функционировало 32,9% убыточных организаций от общей их численности. Если часть из них сойдет с рынка, то данный механизм можно рассматривать как «созидательное разрушение». Желательно чтобы организации, попавшие под банкротства, не имели высокого уровня закредитованности и значительного объема незавершенного строительства.

Не очень понятно, как в текущих и постпандемических условиях поведет себя рынок труда, особенно в части строительного труда для иностранных «специалистов» из ближнего зарубежья. Видимо некоторые подрядные организации столкнутся не только с кадровыми проблемами по найму на работу мигрантов, но и с логистическими трудностями из-за приостановки грузоперевозок, особенно поставок по импорту и возможными разрывами в снабженческо-сбытовых цепочках. Наверняка на неопределенное время будут ужесточены санитарные требования к строительно-монтажным работам, что автоматически повысит финансовые издержки компаний, не связанные с основной деятельностью и понизит производительность труда строителей.

    

Фото: www.avatars.mds.yandex.net

     

В связи с текущими и ожидаемыми проблемами для строительной отрасли не исключен рост объемов незавершенного проблемного строительства, на текущий момент он составляет более 10 млн кв. м. Для завершения этого строительства потребуется более 500 млрд руб. Естественно рост проблемного строительства, работающего по старым схемам (без эскроу-счетов), автоматически вызовет негативную реакцию у покупателей этого жилья, которые окажутся в статусе обманутых дольщиков.

Нельзя сбрасывать со счетов переход населения на сберегательную модель потребительского поведения и, соответственно, перенос покупок дорогостоящих товаров, включая жилье, если, конечно, нет крайне жизненной необходимости, в отложенный спрос.

Несмотря на достаточно стабильную в настоящее время макроэкономическую и финансовую ситуацию в экономике России, не исключено, но крайне маловероятно, ухудшение текущей конъюнктуры в случае второй волны пандемической атаки и возможном дальнейшем падении мировых цен на основу российского экспорта — сырьевые торгуемые товары. Повышенная негативная турбулентность на этом направлении может вызвать эффект девальвации рубля со всеми нежелательными ценовыми последствиями для строительной отрасли, производителей стройматериалов, закупок по импорту и даже для государственного бюджета и населения. В итоге начнутся инфляционные перестроения, связанные с ростом цен на жилье и повышением ипотечной ставки», — резюмировал Георгий Остапкович.

    

Фото: www.issek.hse.ru

     

    

   

    

    

Другие публикации по теме:

Эксперты ВШЭ: Отрасль ждет череда банкротств, сокращение численности занятых и портфеля заказов, снижение производительности труда и продаж, рост цен на стройматериалы

Как повлияет на строительную отрасль нынешний «идеальный шторм»: аргументы и прогноз экспертов ВШЭ

Какие факторы ограничивали деятельность российских строителей в 2019 году: исследование ВШЭ

Эксперты ВШЭ: Строительная отрасль начала приспосабливаться к работе с использованием эскроу

Эксперты ВШЭ: Строительство остается самой проблемной и непредсказуемой из базовых отраслей экономики

Факторы, ограничивающие деятельность российских строителей: мнение экспертов ВШЭ

Эксперт Георгий Остапкович: Из отраслевого аутсайдера строительство превратилось чуть ли не в основной драйвер роста ВВП, и это вызывает вопросы

Минэкономики и Росстат объяснили новогодние чудеса в строительной статистике: комментарий эксперта

По оценкам Минэкономики, «строительная отрасль внесла ключевой вклад в улучшение динамики ВВП в 2018 году»

Обзор состояния делового климата в строительной отрасли в III квартале 2018 года

Обзор состояния делового климата в строительной отрасли во II квартале 2018 года

Обзор состояния делового климата в строительной отрасли в I квартале 2018 года

Опрос руководителей строительных организаций в IV квартале: в ожидании роста

Застройщиков-банкротов за ноябрь стало на 8% больше

Опрос руководителей строительных организаций в III квартале: в конце тоннеля забрезжил свет

Опрос руководителей строительных организаций во II квартале: такой негативной оценки портфеля заказов не наблюдалось с 2004 года

Росстат: объем строительных работ продолжает расти

Росстат: выручка строительных компаний растет уже третий месяц